мифы

Горох

Горох — растение, часто используемое в обрядовой практике. Верили, что зерна гороха, стручки и ботва способствуют урожаю в поле, плодовитости скота и всеобщему процветанию в хозяйстве. Поэтому во время созревания гороха в северорусских селах устраивали праздники чествования гороха — "Горохов день". Этот праздник совпадал с праздником св. Спаса. Односельчане выходили в поле, рвали горох и с поздравлениями угощали друг друга.

У западных славян, украинцев и белорусов горох — важнейшее блюдо на Святки, причем с приготовленной из него пищей совершались разнообразные магические действия. У словаков хозяин бросал по ложке гороха в каждый угол и на потолок со словами: "Сто мер гороху, сто мер маку, сто мер пшеницы и сто мер ржи". Если к стене прилипало много горошин, это предвещало богатый урожай. Лужичане после рождественского ужина оставляли по ложке неразварен-ного гороха в углу и под столом, чтобы весь год в семье водились деньги.


Черти-бесы

Что же это за существа такие — бесы и черти? Понятно, что нечистая сила. Но откуда она, эта сила, появилась? Давняя-давняя легенда так объясняет происхождение чертей, леших, домовых и водяных...

Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою. И скаЗал Бог да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

Немало сотворил Бог3а день, и были с ним на небесах верные ангелы. Но один из ангелов восстал против Бога и пожелал устроить на небе свое царство. Тогда Бог низверг этого ангела в самую тьму кромешную, в преисподнюю, где тот стал правителем - Царем тьмы, Сатаной


Эпоха Гомера

С Гомером, великим древнегреческим поэтом, связана целая 

эпоха, охватывающая время с XI по VIII вв. до н. э. К этому 
времени относится появление его знаменитых поэм «Илиада» и «Одиссея». Благодаря этим произведениям мы можем судить о религии, военной организации, мировоззрении древних греков и о влиянии богов на судьбы простых смертных. 

В связи с большим значением, которое сыграли произведения Гомера в изучении греческой истории, этот период принято называть «гомеровской эпохой».

Местом рождения Гомера называют ряд городов и островов - Аргос, Афины, Иос, Итака, Кимы, Кнос, Колофон, Микены, Пилос, Родос, Смирна, Хиос и др.
 Мифологична его родословная - в числе его предков называют певцов Мусея и Орфея, в роли отца выступает бог Аполлон, бог реки Мелет (отсюда первое имя Гомера "Мелесиген", рожденный Мелетом), Телемах и пр., матерью его считают Метиду, Каллиопу, Эвметиду и др. нимф. В биографиях сообщается, что он ослеп (слово "гомер" на эолийском диалекте значит "слепой", другие возможные значения - "заложник", "пророк", "поэт"), был вдохновлен Музами на создание песен, скитался по Греции, в основном по Малоазийскому побережью, участвовал в поэтических состязаниях, соревновался якобы с Гесиодом, а скончался на острове Иос, где показывали его могилу. На основе этих псевдобиографий, по мнению ученых, можно сделать выводы: личность Гомера, если он действительно существовал, скорее всего связана с г. Смирна (нынешний турецкий г. Измир) и с о. Хиос, где в VII - VI вв. до н.э. существовал род певцов -"гомеридов", рапсодов, считавших себя прямыми потомками и последователями Гомера.

 


Гроза и весна

Стал уже порастать травою-быльем отцовский курган, когда над Перуновым дубом прошумели могучие орлиные крылья, раздался клекот:

— Собирайся, кузнец, в гости на небесную свадьбу!

Ибо прислал Перун к Матери Ладе доброго свата, славного Даждьбога-Солнце. Ударил его по плечу кикой — замужним женским убором, — чтобы верней сладилось дело:

— Езжай, брат!

Даждьбог не заставил себя дважды просить. Приоделся в расшитые бисером золотые одежды и выехал на солнечной колеснице, молясь Небу:

— Подари удачу, отец!

Привязал коней у ворот и пошел пешком через двор, как достоит вежливому гостю. Ступил правой ногой на порог и тихонько приговорил:


Змеиный зуб

Поистине, Земля еще не знавала таких отчаянных гроз, такого роскошного цветения, еще не сулила своим детям таких обильных плодов. Радовались светлые Боги, веселились добрые Люди, и лишь в бездонных пещерах тлели удушливой злобой, предвкушали недоброе торжество Морана и Чернобог:

— Смейтесь, смейтесь! Скоро заплачете!

Они наконец-то сковали свой ледяной гвоздь, мертвящее острие. Кривохожими путями пробирается кривда — мудрено ли, что гвоздь вышел загнутым, словно черемуховая дуга? Да еще и прозрачным, почти невидимым вышло оружие, созданное из ложных клятв и обманов, — не вдруг и заметишь, с какой стороны его занесли, не вдруг увернешься. И разило оно подобно отточенной клевете: пронижет тело и душу, и не сразу почувствуешь...